Diplom-177.ru
Врачебная тайна

Врачебная тайна

Следует особое внимание из этого обратить на то, что не все сведения, полученные от больного являются тайной, поэтому врач должен критически оценивать их. И в этом заложен большой гуманистический смысл.

Врачебная тайна связана не только с тем, что больной или его родственник может сказать врачу что-то сокровенное, о чем никто не должен знать из близких и соседей.

Существенным обстоятельством может быть также и то, что врач осматривает всего больного в его первозданном виде и видит все принадлежащие ему физические достоинства и недостатки. И о них тоже никто не должен знать. На данное обстоятельство обращали внимание врачи уже далеких от нас времен. Еще в средние века в одной из грузинских врачебных книг 'Цигин саакимон' говорилось по этому поводу: 'В трех случаях врачу вполне доверять больше всякого другого случая.

Первый случай касается жизни человека.

Второй связан с его имущественными благами, третий связан с охраной семейной чести. Когда врач придет в семью, никто не должен скрываться от него, молодые девушки должны показываться ему, разрешать щупать пульс и доверять, как пастырю. И они не должны скрывать ни одной части тела от врача, не утаивать ни одной жалобы, не скрывать ни одной болезни и душевной тайны. Врач должен быть строгим хранителем, и. надлежит ему быть любящим и преданным делу. Если врач не будет таким, он враг, и не следует допускать его в дом... Если врач полностью будет владеть медицинской наукой и будет с легкой рукой и всеми любящий, то милостью всевышнего, что только не дает больному его рука, все пойдет на пользу' (Цигин саакимон (Врачебная книга). Отсюда и вытекает правило, что если врач узнал о человеке как о нем самом, так и о том, что волнует его, все это должно сохраниться лишь в его памяти.

Первые указания на запрещение врачом разглашать профессиональную тайну содержали такие законодательные акты, как эдикт курфюрста Бранденбургского Иоакима 1 (1512), Прусский врачебный эдикт (1725), прусский уголовный кодекс (1794), французский Соde Репаl (1810) и др. Во всех законодательных актах феодальных или буржуазных государств учение о врачебной тайне включало два главных положения: прежде всего констатацию того, что врач должен сохранять в тайне все те сведения, которые доверены ему больным, а кроме того, что в определенных случаях закон обязывает его донести до властей те сведения, которые в своем содержании могут хранить опасные тенденции для общества (так, например, сведений о заразных, инфекционных болезнях; о замышляемых общественно опасных, преступных действиях и др.). В целом в документах разных стран и времен понимание врачебной тайны было весьма пестрым: от абсолютного запрещения врачу нарушать ее во всех случаях до полного отрицания врачебной тайны как юридически закрепленного акта и выбора врачом решения, исходя из его нравственных, этических обязательств.

Дореволюционные врачи России в этом вопросе руководствовались 'Факультетским обещанием', в котором значилось: 'Обещаю ... свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия.' Эта этическая сторона в деятельности специалиста имеет большое значение, так как существует немало различных заболеваний, о которых больной может поведать только врачу. И если доверительный откровенный разговор больного с врачом станет известным широкому кругу знакомых больного, то такой врач, разгласивший тайну страдающего, навсегда потеряет у него не только авторитет, но и всякое доверие. Таким образом, в соблюдении врачебной тайны заинтересованы обе стороны.

Поэтому принцип ее соблюдения сложился в далекие времена, когда врачи не входили ни в какую корпорацию, не работали в каких-либо медицинских учреждениях, а были своего рода 'ремесленниками', основное занятие которых было врачевание. В таких условиях потеря авторитета врача была связана и с экономической стороной, так как врач мог лишиться многих гонораров.

Поэтому принцип соблюдения врачебной тайны носит общечеловеческий характер, независимо от социального устройства общества. Он стал как бы неписаным правилом, распространенным повсюду. И тем не менее в нашей стране в 'Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении', утвержденных Верховным советом СССР в 1969 году, была предусмотрена специальная статья (М 16), посвященная этому вопросу. В ней говорится: 'Врачи и другие медицинские работники не вправе разглашать ставшие им известным в силу исполнения профессиональных обязанностей сведения о болезни, интимной и семейных сторонах жизни больного.

Руководители учреждений здравоохранения обязаны сообщать сведения о болезни граждан органам здравоохранения в случаях, когда этого требуют интересы охраны здоровья населения, а следственным и судебным органам - по их требованию'. То, что врач не должен разглашать тайну больного, является его святым долгом перед своей профессией и перед своими пациентами. Но если врач нарушит это правило, то в соответствии с тем, 'что 'Основами законодательства' это запрещается, он должен отвечать перед народным судом в соответствии с требованиями Гражданского кодекса по этим вопросам.

Поэтому обиженный пациент может не только отвергнуть такого врача, но и возбудить против него судебное дело.

Однако в нашей стране в Гражданском кодексе нет такой статьи, чтобы осудить врача на какой-то срок, но на его неправильное поведение могут обратить внимание судебные органы, и тем самым такой врач будет как бы морально наказан. В связи с официально существующим запрещением в нашей стране разглашать врачебные тайны, подобные судебные дела почти не возникают. Редко встречаются они и в других странах, так как боясь потерять свой авторитет, врачи вынуждены не разглашать полученные сведения от больного. И вольно или невольно, но врачебная тайна, как часть этики врача, стала жизненной реальностью в его повседневной деятельности. Таким образом, соблюдение или несоблюдение врачебной тайны больше относится к профессиональному долгу врача. Врач должен как бы прислушиваться к голосу своей совести. Это связано с тем, что не всякую тайну, высказанную пациентом, врач обязан в обязательном порядке хранить.

Напротив, бывает много таких случаев, когда врач в обязательном порядке должен поставить в известность ту или иную организацию, что предусмотрено в выше приведенной выдержке из 'Основ ...'. Подобных примеров можно привести бесчисленное множество.

Допустим, молодой человек хочет вступить в брак, но он страдает венерической болезнью. Само собой разумеется, что прежде чем вступить в брак, ему необходимо пройти эффективный курс лечения, чтобы не заразить жену. И в таком случае врач должен разгласить эту тайну, правда не по принципу 'по секрету всему свету', а только кожно-венерологическому диспансеру, где больной должен будет пройти необходимый курс лечения. Или, скажем, женщина просит разрешения работать воспитательницей в детском дошкольном учреждении, а она сама страдает открытой формой туберкулеза, что может стать большой угрозой для детей. И в этом случае врач не может стать ее сторонником, а должен будет принять все меры, чтобы дети не подверглись подобного рода угрозе.

Аналогичных случаев во врачебной практике бывает немало.

Однако и в приведенных случаях, несмотря на всю очевидность их разрешения, могут возникать конфликты между врачом и больным.

Поэтому во всех подобных случаях, врач не только должен уведомлять соответствующие организации и специалистов, но и проводить соответствующую разъяснительную работу среди обратившихся к нему, что он должен поступить именно так, чтобы не создать угрозу заболевания ни в чем не повинных людей. Итак, под врачебной тайной понимают следующее: 1) сведения о больном, полученные медицинским работником от больного или в процессе лечения и не подлежащие разглашению в обществе; 2) сведения о больном, которые медицинский работник не должен сообщать больному (неблагоприятный исход болезни, диагноз, наносящий психологический ущерб больному, и т. д.). В практике медицинского работника нередко бывают случаи, когда врачебная тайна связана с обманом, который С. П. Боткин назвал «святой ложью». Например, не следует говорить обреченному больному о тяжести его болезни. Слова надежды на выздоровление, высказанные таким людям, приносят им облегчение.

Нельзя разглашать сведения не только о характере и возможном исходе заболевания, но и сведения об интимной жизни больных, так как это может причинить им дополнительные страдания и подорвать доверие к медицинским работникам.

Большое значение в общении врача и медицинской сестры с больным играют вера в выздоровление, уверенность, что его правильно лечат и своевременно окажут необходимую помощь при ухудшении состояния. Неудовлетворение просьб, опоздание на вызов больного, небрежное выполнение назначенных врачом процедур, административно-холодный тон медицинской сестры вызывают у больного тревогу за свое состояние и желание пожаловаться или просить консилиума.

Медицинская сестра не должна рассказывать о том, что случилось в соседнем отделении, распространять вести о тяжелобольных, так как это может обострить болезненную ипохондричность, усилить страх и беспокойство больных за свое здоровье.

Фамильярность, резкий тон в разговоре очень мешают созданию нормальных отношений и контакта между медицинской сестрой и больными. При установлении контакта необходимо понять переживания больного и сочувственно принять их.

Большое значение имеет готовность медицинской сестры к состраданию.

Сочувственный отклик на жалобы больного, стремление по возможности облегчить его болезненные переживания порой оказывают не меньшее лечебное действие. На таких позициях стоят врачи-гуманисты.

Известный отечественный врач-писатель В.В.Вересаев в своей знаменитой книге 'Записки врача' писал: 'Если сохранение тайны грозит вредом обществу или окружающим больного, то врач не только не может, но и должен нарушить тайну. Однако в каждом таком случае врач должен суметь дать и перед больным и собственною совестью точный и исчерпывающий ответ, на каком основании он нарушил вверенную ему больным тайну' (Вересаев В. Собрание сочинений.- М., 1961.). В условиях РСФСР проблема тайны не была однозначной. В 20-е годы Наркомздрав во главе с Н.А.Семашко стоял на позиции отрицания этого же порядка. Тогда считалось, что такой порядок характерен лишь для капиталистического общества. У нас же при бесплатной и общедоступной помощи в этом нет никакой необходимости. Не всеми поддерживалась такая тактика.

Известный русский писатель В.В.Вересаев в 1928 году писал, что 'позиция Наркомздрава ведет на практике, в рядовой массе врачей ...к ужасающему легкомыслию и к возмутительному пренебрежению к самым законным правам больного' (Вересаев В. Собрание сочинений.- 1985.- Т.1). Позже и Н.А.Семашко признал, что это была ошибка Наркомздрава. Не все этические нормы во всех странах воспринимаются однозначно. Если в нашей стране от больного скрываются сведения, что он болен раком, то в США, наоборот, считают возможным ставить его об этом в известность.

кадастровая стоимость в Твери
оценка аренды земли в Москве
экспертиза новостройки стоимость в Калуге